Сёла Зайковской зоны, Ирбитского района, Свердловской области


Скородумская Спасская церковь

Высоко над рекой стоит наше село,
с детских лет всей душой полюбил я его.

Скородумская Спасская церковь

Сообщение Нина » 15 фев 2016 13:18

Скородумская Спасская церковь
Скородумское село, Ирбитского района находится в 25 километрах от города Ирбита и от Екатеринбурга в 220км. Сначала эта местность называлась Усть – Ирбитская слобода и поселились здесь первые жители в устье на реке Бобровке и реке Ирбитке. Местность болотистая, почва черноземная и суглинистая.
Первыми поселенцами были выходцы из великорусских губерний, за что говорят существующие до сих пор фамилии в роде Новгородовых. Передают, будто – бы первые поселенцы пришли сюда в смутное время; они искали здесь спокойной жизни. Вторые поселенцы пришли в период царствования Петра Великого; эти укрывались от тяжестей налогов и от солдатчины. Их фамилии: Бояркины, Дрокины, Шайдуровы, Овчинниковы.
Первый храм в селе Скородумском был деревянный во имя Нерукотворного образа Христа Спасителя, освященный в 1729 году. Взамен этого храма, пришедшего в ветхость, был построен другой храм, тоже деревянный и того же наименования; он был освящен в 1761 году. Известно по преданию, что этот второй храм сгорел. Третий храм того же наименования, с приделом в честь святого апостола Петра и Павла, был построен, со временем и его пришлось разобрать в следствии ветхости.
В Пермском архиве по Скородумской церкви за 1812 год написано - За рекой Бобровкой, на поскотине в начале улицы в «бортевой», стояла деревянная часовенка.
Наконец, в 1823 году был заложен четвертый в селе, каменный, двух – этажный во имя Нерукотворного образа Христа Спасителя, храм верхнего этажа освящен в честь святого апостола Петра и Павла.
Кирпич делали свой, а глины белой, красной по крутым берегам реки Бобровки было много, замешивали её на яйцах, обязывали селян отдавать как натурплату за разные налоги. Теперь мы знаем, что церковь стояла сто лет. Священники служили в храме семьями, передавая службу от брата к брату или от отца сыну - это Вячеслав Пономарев, Александр Удинцев, Николай Упоров. Их дома стояли вокруг церкви.
В 1846 году священником – настоятелем Скородумской церкви был Удинцев Александр Дмитриевич (скончался 15.11.1888 г - протоирей), а позднее, его сын Дмитрий Александрович Удинцев, псаломщиком церкви. В 1887 году Дмитрий Александрович становится священником Скородумской Спасской церкви. Продолжает служить и в 1904 году. Оба священника уплачивали ежегодно членские взносы и 1888году (3 рубля).
Дочь священника Александра Дмитриевича Удинцева, Раиса Александровна (22 г.), выходит замуж за Николая Ляпустина (23г.) - 09.01.1872г. Он
Учитель Невьянского сельского уч-ща, кончивший курс Пермкой дух. се-
минарии, она тоже учитель училища.
В 1862г, 4 апреля, родился Николай Александрович Удинцев, сын - священника Скородумской спасской церкви Александра Дмитриевича, его жены Клавдии Васильевны. Николай Удинцев служил священником, как гласит Метрическая справка № 28 от 23.03.1919 в Вознесенской церкви Села Коптеловского, Алапаевского района и был там убит солдатами Красной армии в возрасте 56лет. Священномученик Николай Удинцев прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии в 2002 году».
Священник Александр Удинцев жил с женой Клавдией Васильевной, братом Андреем, дочерью Раисой и сыном Николаем в доме напротив скородумской церкви через дорогу. (На крутом берегу реки Бобровки). Дом деревянный и двух – этажный, с балконом на втором этаже и длинной стороной к берегу реки Бобровки, из дома была видна речка Бобровка, поля и лес на «медвежье» и сейчас селяне рассказывают, что видели в детстве вход с берега реки Бобровки, куда входила даже лошадь. И по их рассказам, ход - тоннель шел прямо в дом. У Удинцевых дом стоял долго, в нем в 30 –х годах был магазин с промтоварным и продуктовым отделами, затем его разобрали и на этом месте сделали здание под хлебопекарню, но когда построили Зайковский хлебозавод, то работал здесь опять промтоварный магазин, затем он сгорел и теперь здесь пустырь.
Клан Удинцевых (150 человек) вел активную работу в различных мероприятиях Ирбитской городской думы, развитии Ирбитского уезда. Они работали (1883 -1914) в высших должностях Ирбитского уезда, почти все из дворянского сословия. Входил в собрание Ирбитской городской думы и был Председателем земской управы Ирбитского уезда Дмитрий Александрович Удинцев. 5.02.1904г.
Удинцевы участвовали в постройке церквей, часовен и школ земских, помогали деньгами на обмундирование и содержание солдат, которых отправляли на войну с Японцами. Открывали школы для самых бедных, одаренных детей отправляли учиться в гимназии, хотя учиться там могли только дети духовенства и светских лиц уезда.
В скородумской Спасской церкви был хороший хор, священники вели в скородумском народном училище уроки пения, а самых способных взрослых и детей приглашали петь во время церковных праздничных служб. В молодые годы пела в церковном хоре Вдовина Полина Михайловна, а годы войны в церкви была школа и она там работала учителем, преподавала детям из эвакуированных семей от 14 и старше лет. Работал писарем в правлении Скородумской волости, так как имел хорошее образование и пел в хоре Спасской церкви Бояркин Семен Гурьянович, у него был очень хороший голос, он обладал прекрасным музыкальным слухом, хорошо играл на бабалайке.
С самого открытия Скородумской Спасской церкви служили клан Пономаревых - Михаил, Александр и Вячеслав. В большом просторном доме жили их семья и родственники, мужчины были священниками: дядюшка Пономарев Михаил, Пономарев Николай с женой, отец - Пономарев Александр с женой Надежной и детьми, сын Вячеслав Александрович с женой и детьми, его сын Сергей Вячеславович (род.1909) закончил 7 классов в 1924 году – в церковной службе не участвовал, дочь Нина (род.1911) и дочь Галя (род.1914), (дочери выучились самостоятельно и работали учительницами в Ирбитском районе). О том, что Сергей отказался от своего отца, доложил в справке Зайковский РИК в Избирательную комиссию старший милиционер – участковый села Скородумское Овчинников (11.01.1929г).
О жизни семьи священника Вячеслава Пономарева, рассказала их младшая дочь Галя в повести «Мы все равно будем вместе».
Уважаемые потомки! Предлагаем вашему вниманию часть описанной жизни семьи Пономаревых в селе Скородумском. полной трагизма и постоянных трудностей, через которые они прошли с достоинством и самоуважением.
…Наша Скородумская Спасская церковь высокая, двухэтажная, с высокой колокольней, множеством колоколов. Звон самого большого колокола ранним утром слышен за десять километров. А на маленьких колоколах звонарь на Пасху выводит такие перезвоны, что заслушаешься!
…Громкое торжественное пение – так и рвётся из груди восторг! Пасха! Праздников праздник! Я иду в толпе людей вверх по лестнице в нашу летнюю церковь. Лестница устлана ветками пихты. Папа впереди – красивый, нарядный, потом певчие. А потом – мы, все остальные. В самой лучшей одежде, с зажжёнными свечами, лица – добрые, какие-то удивительно светлые. Многие плачут от радости.
Вот поднимается Тихон, мрачный обычно кузнец. Сейчас он смотрит по-детски радостно, улыбается мне, подталкивает вперёд себя. От лёгкого любовного толчка я переношусь сразу на две ступени вверх – и мы в летней церкви. Ярко горят люстры, иконостас в цветах и веточках пихты. Голос отца – красивый и мощный, оттеняемый хором певчих, звучит так, что звенят подвески на люстрах, дребезжат стёкла в больших сводчатых окнах. Слышу, как стоящие рядом восхищаются:
– Батюшка-то наш, отец Вячеслав, вот уж поёт, так поёт!
– Да уж, послушать нашего скородумского батюшку из других приходов приезжают, вон смотри – это ирбитские!
Моё сердечко трепещет от радости. Стены, потолок, иконостас – всё ликует пасхальной радостью, росписи на стенах кажутся особенно живыми и светлыми.
…К священнику Вячеславу Пономареву шли в любое время дня и ночи: звали к умирающим и тяжелобольным, он крестил, венчал, отпевал, служил литургию, молебны, панихиды. Обращались и просто так, за советом. Но, кроме службы, он ещё и занимался хозяйством. А ещё после нескольких пожаров в селе он организовал пожарную дружину, учил молодёжь. Несколько раз получал ожоги на сильных пожарах.
Что ещё рассказать о нём? У нас во дворе под крышей были верстак и набор инструментов. Папа сам делал по чертежам ульи, рамки для пчёл, занимался пчеловодством. Желающим раздавал пчелиные рои, помогал начинающим пчеловодам.( 1915 – 1930г.г.)
В свободные зимние вечера любил играть в шахматы или читать. Выписывал журналы «Нива», «Родина», журналы по пчеловодству, сельскому хозяйству. Жили мы небогато, и самой дорогой вещью был книжный шкаф – первая покупка папы и мамы после венчания. Духовная литература, классика, детские книги.
В доме стараниями мамы было всегда много цветов – пальмы, туя, фикусы. А мама была его тихим пристанищем, его прибежищем, его женой. Она была, как и папа, очень верующим человеком. Молитвенница. Папе было трудно, но он никогда не жаловался, не роптал. Он мог прийти и молча сесть в ногах у мамы. А она прижимала его голову к груди, и губы её шептали молитву. И папа, как будто напившись живительной воды из родника, опять был весел, бодр, готов свернуть горы.
Драгоценностей в доме не было. Впоследствии, провожая из дома, нам дали три золотых крестика – единственные золотые вещи в доме. Это было наше наследство. Наше благословение. Наша память о папе и маме. У Серёжи был крестик с синей эмалью, у Нины – с розовой эмалью, у меня – без эмали, просто маленький золотой крестик. Носить на виду их было нельзя, и мы все трое потеряли наши крестики. Когда я думаю об этом, слёзы текут у меня по щекам. Я потеряла единственную вещь, оставшуюся мне на память от родителей. Но я помню о них и люблю их! Помню!
В нашем большом старом доме был зал. Он не отапливался и зимой был закрыт. Перед Рождеством папа втайне от нас привозил из леса большую ёлку, вносил в зал, украшал вместе с мамой. А мы заранее мастерили игрушки из цветной бумаги, картона, фольги. Мама с бабушкой готовили печенье, самодельные конфеты, сладости. Всё это складывалось в корзинки для Дедушки Мороза и пряталось под ёлку.
К Рождеству в зале затапливают. Но дверь закрыта – там священнодействует папа. Он зажигает свечи на ёлке. И вот – торжественный момент – двери открываются!
Сердечко замирает от восторга: у-ух ты! Ёлка в центре зала сверкает огнями. Мы ходим вокруг елки и надышаться не можём на нашу красавицу. Рассматриваем игрушки, бусы, орешки в золоте. Когда вдоволь налюбовались, папа берёт в руки гармонь – хоровод! Потом папа уходит куда-то, а вместо него является сам Дед Мороз. Он каждого просит исполнить песенку, или стихи прочитать, или сплясать, а потом запускает руку под ёлку и – а-ах! – достаёт подарок. Подарков хватает всем: и нам, и деревенским ребятишкам. Как я счастлива!
Наступил 1920 год, папу арестовывают, мама часто болеет, потом все -таки сельский учитель отстаивает его и он через полгода отец возвращается домой. Сын Сергей уговаривает отца отказаться от церкви, но священник принимает свое решение….» Папа слушал братика спокойно. А потом сказал Серёже: «Я думал об этом, сынок. Я принял решение. Вы напишете, что не будете встречаться с родителями, и вам разрешат учиться и работать. А мы всё равно будем вместе. Я буду молиться за вас, пока я жив. Нашу любовь никто не сможет отнять. Мы будем вместе – в молитве. А отречься, сын, я не могу. Даже ради вас. Но Господь не оставит вас, запомни это. Слышишь? Запомни: Господь не оставит вас. И моя молитва будет с вами. Всё, сын. Я принял решение. Это моё решение, слышишь? Моё решение. Запомнил?»
Мы подписали бумагу, что отказываемся от контактов с родителями. И уехали. Мы больше не имели права встречаться с ними. Но мы общались тайком – передавали записки через одну верную семью.
Нина окончила школу и пошла учительствовать. Серёжа жил в Ирбите и работал на Егоршинских шахтах, чтобы стать рабочим и не зависеть от своего непролетарского происхождения. Я жила с ним и училась в Ирбитской заводской школе-семилетке.Нам разрешили учиться, а братику работать после нашего отказа от контактов с родителями.
Папа не смог выплатить непосильный налог, который наложили на него как на священника. Наше хозяйство описали, вещи распродали с торгов, забрали наш старый дом, корову, лошадь. Закрыли красавец-храм в 1930г.
На обочине дороги лежит старенькая бабушка, которая уже год не вставала, рядом с ней сидит и держит её голову на коленях вторая бабушка. Наш старый дядя-священник и его жена, к счастью, не дожили до этого времени, они умерли чуть раньше в 1928г.
Папа стоит и обнимает маму, дрожащую на осеннем ветру. С неё сорвали тёплую шаль: «Моей жене сгодится!» Папа и мама смотрят на костёр. Поджигатели смеются:
– Что, попадья, невесело? Ничего, контра, скоро тебе ещё грустнее будет! Небо с овчинку покажется!
Папа сжимает кулаки, но мама ласково гладит его по плечу: «Родной, потерпи, ради меня. Ты знаешь, я не перенесу, если они начнут тебя бить».
Так родители и старенькие бабушки оказались на улице, без крова, без одежды, без еды, безо всяких средств к существованию.
Недавно (2013?) удалось нам через знакомых достать документы – архивные справки. Из них мы узнали, что старости у нашего папы не было. Он погиб молодым.
Много лет спустя нашли мы и могилу папы. Нужно доехать до Екатеринбурга, а потом проехать двенадцать километров по Московскому тракту к месту, где было расстреляно и захоронено в общей могиле около трёхсот священнослужителей. Сейчас там создан Мемориальный комплекс жертв политических репрессий 30 – 50 годов
Папу арестовывали в 1920-м, в 1930-м и в 1933-м годах. Сидел в тюрьме с 1933 по 1935 год. Отпущен за недостатком улик. Затем арестован 4 сентября 1937 года сотрудниками УНКВД Ирбитского райотдела. При обыске найдены: епитрахиль, Дароносица, серебряный крест с цепочкой.
Обвинён в участии в контрреволюционной организации и ведении контрреволюционной пропаганды (статья 58 УК РСФСР). Постановлением тройки при УНКВД через две недели после ареста – 17 сентября 1937-го – приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 22 сентября 1937 года. В советское время после 1989 года – реабилитирован.
Шайдурова Татьяна Юрьевна (правнучка старого рода Шайдуровых) хранит копии «из метрических книг Спасской церкви», о регистрации брака 29.10.1897 года прадеда Арсёнова Василия Антипьевича род. 1878г., и прабабушки Грошевой Агафьи Ивановны род.1877г. Как видно из свидетельства о браке, псаломщиком в скородумской Спасской церкви в то время был Михаил Ряпосов, Священником Удинцев Дмитрий.
В 1965 году Шайдуров Юрий Герасимович с женой Милицей Осиповной (Грошева), переехали в свой построенный новый дом на месте разобранного и увезённого дома Вячеслава Александровича Пономарева, скородумского священника. Во время строительства они нашли разные в земле железные, деревянные предметы и еще золотую маленькую ложку, которой причащали детей.
Священник Николай Упоров в 1890 году построил дом для семьи сразу кирпичный и двух - этажный. Он стоял с правой стороны от церкви. Из кухни на первом этаже дома был сделан ход – тоннель в церковь.
Деревенские ребятишки запомнили попа тем, что его борода пугала их, его козы бодали ребятню. Они боялись проходить мимо, поэтому особо боязливые, бежали быстро мимо этого дома.
После Октябрьской революции, священников стали арестовывать и выселять из домов, поэтому в 1920 годах семье пришлось покинуть родной дом, и он долго стоял пустым.
Когда дом национализировали, там немного работала аптека. В годы Великой отечественной войны здание занимала скородумская милиция. До 12 часов ночи народ ходил по улицам, а после полуночи, если пьяного видели, то забирали в подвал, а подвал на две половины, в одну и садили. Так всю войну. Потом родильный дом и потом детский садик, который и сейчас работает. Да, именно из этого дома идет ход в церковь. Дверь и сейчас сохранилась.
Игнатьев Алексей Алексеевич, в скородумской Спасской церкви служил священником в 1905 и 1906 году, учителем пения земского народного училища Скородумской волости. Являлся заведующим и куратором Симоновской школы грамоты, Меркушинского и Ретневского земских училищ Ирбитского уезда. Алексей Алексеевич родился в 1879 году города Перми, в семье диакона, дед его был известным регентом архиерейского хора, и Алексей обладая прекрасным музыкальным слухом с детства пел в церковном хоре. Он получает хорошее образование в Казанской Духовной Академии (1906 – 1910) – кандидат богословия, заканчивает Казанское музыкальном училище в 1909г. Его награждают «набедренником», грамотами, серебряной медалью Общества Красного Креста (1905)., и служит в церкви Казанского училища слабых детей. В городах Казани, Екатеринбурга, Уфы, Златоуста, Томска проходили службы. В городе Томске 1937 году, он был преподавателем музыкально – теоретических дисциплин, преподавателем хора в Томском музыкальном училище, в церкви уже не служил, но его вместе с другими преподавателями арестовывают 29 августа 1937 года, решением Тройки при УНКВД СССР расстреливают. Дело П-5374 архив УФСБ по Томской области. Реабилитирован - 12.12.1960 г. Военным трибуналом Сибирского военного округа.

О Скородумской Спасской церкви и жизни в селе Скородумском вспоминает его бывшая жительница Тамара Павловна Киршина (род.1920г.), которая жила на «городище» и в марте 1930 года, в семилетнем возрасте была выслана со своими родителями, братом Иваном и дедушкой и бабушкой в Нахрадинский район, Тюменской области как семья кулаков…
… «Село Скородумское - красивое и богатое село в 1920 – х и 19 30 – х годах. На высоком лобном месте села Скородумского стояла высокая церковь, да ни какая – нибудь, а самая лучшая в округе: двухэтажная, белокаменная, с двумя колокольнями, с зеркальным куполом – её видно было за 15 км.
Я хорошо помню, как снимали купол и крест. Нашелся один человек, который взялся за это дело. Трудился с утра до вечера. Вся деревня собралась вокруг. Когда упали на землю, то крест остался цел, а купол разбился на мелкие кусочки. Мы с девчонками собирали церкальца – нам было это интересно. Церковь была обнесена железной фигурной оградой. Вдоль нее росла сирень – очень хорошо цвела. Мы с девчонками бегали смотреть. Рядом с церковью жил поп. У него было много коз, и мы боялись близко подходить. Церковь имела два этажа. Службы проходили на первом этаже, и только по большим праздникам служили и на втором всю ночь. Я бывала в церкви, слушала службу, и было на что посмотреть. В большие праздники приезжали жители других деревень. Чтобы они могли въехать в деревню, нужно было открыть ворота. Вот этим мы и занимались с девочками. Нас было пятеро. А люди все приезжали нарядные и богатые. Нас угощали: кто конфет даст, кто печенья, пряников, а кто и денежек. Тогда мы бегали в лавку и покупали конфет. По окончании службы, когда разъезжались, мы опять были на воротах и получали гостинцы.
Так мы прожили до 16 марта 1930 года, а 17 нам приказали явиться в церковь со своим имуществом. Мы опять поставили сундучок на саночки и пошли-поехали. Добрались до церкви, зашли в нее, занесли сундучок, устроились на нем. У ворот церкви стояла охрана, и за ворота нас больше не выпустили. В церкви было много народу. Все такие, как мы, но из разных деревень.
Вскоре к церкви подвели лошадей, запряженных в сани. Приказали грузиться. Нам досталась белая лошадка. Поставили в сани свой сундук, 2 мешка сухарей, которые нам выдали на дорогу, и поехали. Эшелон получился большой. Сопровождали нас конвоиры с винтовками, чтобы не убежали. А куда нам было бежать?! Все покорялись мирно. Тогда мне было уже 7-8 лет. Мы еще не знали куда, и скольких еще испытаний нам преподнесла судьбинушка»...
Белокаменную, двух – этажную церковь закрыли в 1930 году, разрушили полностью в 1957 году. Мы, школьники ходили в начальную Скородумскую школу мимо кучи разбитого кирпича, арки входа в храм и вспоминали красивую белокаменную церковь…

В 1931 году, в селе Скородум, в здании двухэтажной красавицы церкви открылась ШКМ (школа крестьянской молодежи) охватившая подростков из семнадцати населенных пунктов. Первым директором школы был Николай Михайлович Шистеров.

С уважением Исакова Нина Ивановна
Приложение

Священник Александр Дмитриевич Удинцев – 1846-1888г.(его семья - жена Клавдия Васильевна, брат Андрей, дочь Раиса, сын Николай); священник Михаил Пономарев – 1846г., псаломщик Дмитрий Александрович Удинцев – 1862 – 1877г. 1905 – член городской думы города Ирбита, священник Игнатьев Алексей Алексеевич 1905 -1906г., дъякон Петр Яковлевич Тронин-1862г., священник Дмитрий Александрович Удинцев 1888 г.- 1905г., псаломщик Михаил Ряпосов 1877г. -1897г., священник Иосиф Щепков 1878год – 1897, священник Александр Белоусов – 1897 год., дъякон Филипп Накоряков – 1897год.
Священник Александр Пономарев служил в скородумской церкви с 1900 – 1901год., с 1901 служил в Николаевской церкви села Осинцева, расстрелян в 1919 году селе Шагры Ирбитского уезда. Псаломщик Николай Пономарев (род. 28.07.1813 г.) служил в церкви с 1897 – 1901год., потом дияконом в селе Осинцево. Служил священником в скородумской церкви Игнатьев Алексей Алексеевич с 1905 -1906год, потом работал в Томске преподавателем в музыкальном училище с 1930 – 1937 год, расстрелян органами НКВД в Томске 29 августа 1937 году вместе с другими преподавателями. Священники - Пономарев Ксенофонт Николаевич и Пономарев Вячеслав Якимович в 1919 году (перепись по домовой книге) занимались сельскохозяйственным трудом и разведением пчел. В 1930 году они были арестованы и высланы.

Они сохранили верность русскому православию

13 февраля Русская православная церковь отмечает день поминовения новомучеников и исповедников Российских, всех пострадавших в годину гонений за веру Христову.
Двадцатый век стал для России эпохой невиданных потрясений. И Февральская, и Октябрьская революции 1917 года были основаны на насилии, на отказе от нравственных норм Христа. В результате народ России из кровавого месива Первой мировой войны был втянут в еще более страшную Гражданскую войну. Население уральских земель испытало на себе все виды террора - и «красного», и «белого».
Не менее тяжёлые испытания российскому народу принесла эпоха коллективизации и индустриализации СССР. Крайняя нищета и голод порождали недовольство людей новой жизнью. Власть понимала: ярость населения опасна, и стремилась направить её против внутренних врагов, объявляя таковыми кулаков и духовенство.
В конце 20-х - начале 30-х годов прошлого века аресты и заключение священников под стражу носили характер целевого указания партии и правительства.
Использованная литература
Архивные источники:
1. Выписка из Метрической книги Спасской церкви с. Скородумского за 1862 г. ГАСО Ф.6. Оп. 14.Д.220.
2. Посемейный список Скородумской волости Ирбитского уезда 1884г. – ГАСО, Ф.732. Оп.1 Д.11.
3. Ревисская сказка Пермской Губернии Ирбитского уезда, Зайковской волости 12.04.1884г. ГАСО Ф.674,Оп.1,Д.20.
Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. – Екатеринбург, 1902г. Список членов Братства Св. Праведного Симеона, Верхотурского Чудотворца, внесших членск
С архивными материалами работала Исакова Н.И.
Нина
Вервитчанин
 
Сообщений: 93
Зарегистрирован: 11 ноя 2010 21:51

Re: Скородумская Спасская церковь

Сообщение владимир » 18 фев 2016 13:28

Безусловно статья вызывает большой интерес, особенно бесценны воспоминания Тамары Павловны Киршиной, Галины Вячеславовны Пономарёвой, Татьяны Юрьевны Шайдуровой, повествование о домах священнослужителей (Удинцевых, Упоровых, Пономарёвых) Спасской церкви, о церковном хоре. Было бы замечательно рассказать когда, при каких обстоятельствах и кем записаны эти воспоминания. По остальной информации возникло очень много вопросов (кроме той, которая взята из сборника "Приходы и церкви Екатеринбургской епархии". – Екатеринбург, 1902г. Стр.334-335.). Очень любопытен архивный источник: "Список членов Братства Св. Праведного Симеона, Верхотурского Чудотворца, внесших членск... "(?)
P.S. "3. РевиЗская сказка Пермской Губернии Ирбитского уезда, Зайковской волости 12.04.1884г. ГАСО Ф.674,Оп.1,Д.20."
Год ревизии не 1884, а 1834.
С Уважением, Владимир.
владимир
Вервитчанин
 
Сообщений: 132
Зарегистрирован: 23 дек 2011 23:26
Откуда: Екатеринбург


Вернуться в Скородум

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron