Сёла Зайковской зоны, Ирбитского района, Свердловской области


Раскулачивание. Мои родные. 1930г

Есть на Среднем Урале поселок,
где когда-то я жизнь начинал,
на Вербитке в семнадцатом веке
Филка Зайков его основал.

Раскулачивание. Мои родные. 1930г

Сообщение зинаида » 31 авг 2013 15:31

Судьба семьи Мурзина Дмитрия Александровича.

. В тридцатые годы семью Дмитрия Александровича раскулачили и в составе восьми человек насильно вывезли в неизвестном направлении. Добротный дом, построенный ими в Зайково, так до сих пор и стоит в селе на своем старом месте, только его хозяева до сих пор неизвестно, где обрели свой Вечный покой.. В архиве г. Ирбита мне попалось личное дело раскулаченного МУрзина Д.А. от февраля 1930года.
Мурзин Дмитрий Александрович 50лет
Мурзина Фиония Петровна 60лет
Кротов Василий Андреевич 27лет, неродной сын Д.А,
Кротова Анна Михайловна 28л
Кротов Михаил Васильевич 7 лет
Кротов николай Васильевич 4 года
Кротова Екатерина Васильевна3года
Кротов Афонасий Васильевич 6 месяцев.



. С 1928 по 1930 г. в деревнях Урала был настоящий террор. Часть деревенских жителей сделали невольными палачами своих земляков. Лозунги «Объявим войну кулаку!» висели в местах сбора тружеников. Кулаки не допускались в магазины и не имели возможности покупать промтовары. Кулаку не дозволялось молоть зерно на мельнице. «Мы тебя будем бойкотировать», – говорили местные активисты.
Наряду с бойкотом моральным, применялись к кулакам и экономические санкции:
1) отбирали покосы,
2) отказывались принимать скот кулаков в общественное
стадо,
3) переселяли бойкотируемых на худшие земли.
Все эти меры воздействия широко и с успехом применялось по всему Уралу. Мужика обирали под корень. Брали все, что удовлетворяло ненасытный государственный рот.. Драма разворачивалась в каждом дворе. Озлобленные хозяева не только словом, но и делом защищали свое добро. Оскорбляли активистов, оказывали им прямое сопротивление. По статье 58-10 карались крестьяне за контрреволюционную пропаганду, сроком не менее 6 месяцев.
Крестьяне выбирали в комиссии деревенских коммунистов и комсомольцев. Выборы в комиссию длились иногда больше суток. «Кому охота быть сволочью?».
Ведь раскулачивание своих же земляков было делом совсем неприглядным.
П.В.Лавелина – Пономарева, жительница села Зайково, в своих воспоминаниях пишет следующее: « В 15 лет я была пионеркомсомолкой, секретарем комсомольской ячейки при колхозе «Безбожник» Под руководством парткома вели работу по раскулачиванию. Раскулаченных собирали в церкви, и наши комсомольцы Андрей Мурзин, Иван Мурзин, Сашка Пономарев дежурили около нее. Родители моей подруги Пани Дымшаковой попали под раскулачивание. Мне запрещено было с ней видеться, но ее так было жаль, и мы встречались тайно. Думаю, что у Андрея и Ивана Мурзиных вместе с Сашкой Пономаревым не было этих чувств. Агрессивность, свойственная молодым, была с успехом использована властями. В селе Зайково, Пьянково, Кочевке да и других селах Зайковского района так старались молодые активисты, что только пух и перья из окон вылетали. Жители до сих пор помнят про это. ( Сборник воспоминаий «Годы, события, судьбы. Зайково» авторы Билык А.А., В. Князев )
С особым азартом активисты «трясли» духовенство, по социальному положению оно было приравнено к кулакам. Не зря из Зайково сбежал священник Федоровский. Но в сообщениях ГПУ неожиданно констатируется тот факт, что гонения на попов укрепляет в народе веру. Огненные сполохи антирелигиозного шабаша вспыхнули по всей уральской землей. Взрывали церкви, сбрасывали кресты и колокола. Прадед моего мужа священник Погадайской Христорождественской церкви Шадринского уезда Павел Платонович Малыгин вынужден был покинуть горячо любимую Родину и уйти с Белым движением в МАнжурию. А сын его Малыгин Ефим Павлович так был напуган большевиками, что при жизни боялся вспоминать о своем отце, эмигрировавшем за границу.
Описание кулацкого хозяйства было дано в Постановлении СНК СССР от 21 мая 1929 г. «О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться Кодекс законов о труде».
Кулацкими считались те хозяйства, которые попадали хотя бы под один из следующих показателей:
— если хозяйство систематически применяет наемный труд;
— если в хозяйстве имеется мельница, маслобойня, сушилка и другие промышленные предприятия при условии применения в них механического двигателя;
— если хозяйство систематически сдает внаем сложные сельскохозяйственные машины с механическими двигателями;
— если хозяйство сдает внаем отдельно оборудованные помещения под жилье или предприятие;
— если члены хозяйства занимаются торговлей, ростовщичеством, коммерческим посредничеством или имеют другие нетрудовые доходы (в том числе служители культа)».
30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Согласно этому постановлению, кулаки были разделены на три категории:
• первая категория — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний,
• вторая категория — остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков,
• третья категория — остальные кулаки.

.
Дмитрия Александровича с семьей местный ревком отнес к первой категории. Меня поразило то, что и маленьких детей тоже отнесли к первой категории, посчитали семью контрреволюционерами, организаторами террористических актов и восстаний. Так указано в документе, который я привожу

«Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек в составе представителей ОГПУ, обкомов (крайкомов) ВКП(б) и прокуратуры. Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдалённые местности СССР или отдалённые районы данной области (края, республики) на спецпоселение. Кулаки, отнесённые к 3-й категории, расселялись в пределах района на новых, специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях.
Контрреволюционный кулацкий актив было решено «ликвидировать путем заключения в концлагеря, останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций перед применением высшей меры репрессии» (ст. 3, п.а)
В качестве репрессивных мер ОГПУ было предложено по отношению к первой и второй категории:
• направить в концлагеря 60000, выселить 150000 кулаков (разд. II, ст.1)
• в необжитые и малообжитые местности произвести высылку с расчетом на следующие регионы: Северный край 70 тыс. семейств, Сибирь — 50 тысяч семейств, Урал — 20 — 25 тысяч семейств, Казахстан — 20 — 25 тысяч семейств с «использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах»(разд. II, ст.4). У высылаемых конфисковали имущество, лимитом средств было до 500 рублей на семью.
СНК СССР и ЦИК СССР 1 февраля 1930 года издают Постановление «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством», которое, прежде всего отменяло право на аренду земли и право на применение наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах с некоторыми исключеями по идвидуальному совместному решению районных и окружного ИК в отношении «середняков». (ст.1) Краевым и областным ИК и правительствам республик было дано право применят «все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества кулаков и выселения их» (ст.2).
4 февраля 1930 года издается Секретная инструкция Президиума ЦИК СССР «О выселении и расселении кулацких хозяйств», подписанная Председателем ВЦИК СССР М. И. Калининым и Председателем СНК СССР А. И. Рыковым, в которой «в целях решительного подрыва влияния кулачества» и «подавления всяких попыток контр-революционного противодействия» было решено поручить ОГПУ:
• выселить кулацкий актив, наиболее богатых кулаков и полупомещиков в отдаленные местности
• расселить остальных кулаков в пределах района, в котором они проживают на новых, отводимых им за пределами колхозных хозяйств, участках. (ст.1)
Инструкция предполагала выселение примерно 3-5 % от всего числа крестьянских хозяйств (ст.2).

Такая же судьба постигла и Фоминцева Андрея Евгеньевича, жителя Большой Кочевки. За что? До сих пор никто не может ответить на этот вопрос. Возможно, покритиковал власть.
Со второй половины 1929 года начались аресты так называемых кулаков. Кулаки – это в большинстве своем трудолюбивая и упорная часть крестьян-мужиков, чей хлеб Россия ела до 1928 года. В каждом селении имелись свои местные неудачники, недовольные достатком соседей, а также приезжие после революции городские люди. Именно они бросились искоренять кулачество, как класс. Были и доносы, и наветы. По этому самому навету была выброшена на улицу из собственного дома в селе Зайково семья моего деда Мурзина Дмитрия Александровича.. Процветание наушничества и клеветы – особенность того времени. Все самое плохое, что было в человеке, стало проявляться в 30-х годах ХХ столетия особенно ярко. Это стало порождением советской власти. Лучших хлеборобов стали хватать вместе с семьями и безо всякого имущества, почти голыми – выбрасывать в северное безлюдье, в тундру и тайгу.
Передо мной письмо из села Скородумского красного пограничника Федулова Михаила Ефимовича. Цитирую его.
Всесоюзному старосте и председателю ЦИК т. Калинину от красного пограничника .
Красноармеец, отпускник, 1905гр. 2года 6 месяцев служил в рядах РККА в двадцатом пограничном отряде войск ОГПУ, где я служил с т. Петровским Г.И., почетным пограничником. Служил я честно, добросовестно выполнял свой долг, который на меня возложила рабоче -крестьянское правительство не за страх, а за совесть, зорко охраняя границы пролетарского государства, чтоб ни един бандит контрабандист не мог проникнуть к нам и помешать мирному социалистическому строительству, мирному труду рабочих и крестьян .За преданность делу социалистического отечества высшим командованием отряда был награжден отпуском на Родину и имел ряд других поощрений, как-то : грамоту с надписью: За дисциплинированность и добросовестное отношение по охране пролетарского государства. Бритву и благодарности.
Я высоко хранил звание воина РККА, и я служил бы в К.А.-Красная Армия обучила меня не только военному делу, но и вооружила меня теми политическими взглядами, которые необходимы для победоносного социалистического строительства. Красная Армия вывела меня из темноты, неграмотности и вывела меня на путь светлой истинной жизни. Красная Армия научила меня понимать, кто друг, кто враг и пробудила во мне ненависть к классовым врагам..
Красная Армия дала мне в руки руль стального коня, и я на хозяйственном фронте (отдавал все силы для строительсва ,_дни и ночи работал, не считаясь ни со сном, ни с усталостью) Красная Армия действительно есть школа трудящихся, где я прекрасно понял задачи Коммунистической партии в области переустройства народного хозяйства на социалистических началах.. Я узнал, что такое коллективизация с/х. Я понял, что она улучшит материальное положение трудящихся и выведет крестьян из кабалы, крестьян, работавших ранее до седьмого пота и еле-еле сводившего концы с концами.
И я первым из товарищей подал заявление в колхоз и убеждал, чтобы и родные вступали в колхоз. Родители исполнили мою просьбу, все вступили в колхоз и работали, но несмотря на это мою семью выбросили из колхоза по вине того, что дедушка наш когда-то был церковным старостой и наймовал работников. НО ведь его старостой выбирало общество, а работников наймовал, когда отец был на службе и мы были бедны. Отец мой был нищий, , ходил по миру и вот на 5году взяла его одна семья в покормята, воспитала и выучила его. Когда отцу было 12 лет, их с дедушкой выгнали. Жили они по квартирам, работали день и ночь, и все-таки оплелись своим хозяйством, но хлеба своего не хватало до нового урожая. И уже только при Советской власти втроем купили сеялку, я стал пахать, лучше стал родиться хлеб и даже появились излишки, и мы их добросовестно сдавали государству.
Выбросили из колхоза, это еще не все. Еще и лишили права голоса местные власти. Но на основании закона Советской власти в праве голоса восстановлены, как никак наше хозяйство середняцкое и вовсе не кулацкое. Я и мой отец в правах восстановлены, а бабушка и дедушка –семидесятилетние старики –нет еще.
Когда нас выбросили из колхоза, я в это время молотил на тракторе, на собрании никому не давали сказать слова, а просто прокричали и нас 9 семейств выкинули из колхоза. Меня с трактора сняли. Но так как я любил машину, как в К,А, любил пулемет, я ушел в Зайковскую МТС, которая организовалась в 30-е годы и работаю по сие время. Борюсь и буду бороться за укрепление МТС как главного очага социалистического земледелия.. Когда выбросили из колхоза, то по распределению урожая нам причиталось 42 пуда пшеницы.. Я работал в МТС, отец на лесозатовках, дома остались старшими сестра и два маленьких братишка. На мою семью наложили хлеба 25 пудов 120рублей, пай 30 рублей. Дали твердое задание, если не выплатишь займ, опишем имущество. Мать со слезами отвезла 25 пудов , нам осталось 17 пудов. Семья наша 9 человек, но я с женой дома не живу, отец на лесозаготовках, то дома 6 человек. И не знаю, кто их будет кормить. Мать просилась в колхоз, но правление не принимает, нужно помешкать или бросить стариков. Сестра 16 лет, которая работала лето , не пропускала ни дня и отделилась от семьи, для того, чтобы работать в колхозе, и то не принимают.
Страна растет, строятся новые фабрики и заводы, создаются повсеместно МТС, растут совхозы и колхозы, сотни тракторов и комбайнов работают на советских полях. Жизнь движется вперед, сама история показывает, индивидуально жить нельзя. И неужели моя семья, семья красного пограничника, преданного Советской власти и делу социализма должна работать на несчастной полоске старой дедовской сохой.. На местах зачастую не разбираются в классовой борьбе и из-за личных принципов дискредитируют деревню и советскую власть и директивы коммунистической партии. Секретарь партячейки Гилев был в недружественных отношениях с моими семейством, он и настоял, чтобы выбросили нас из колхоза и лишили права голоса., не посчитались с тем, что моя семья красного пограничника. И забыли постановление ЦКВКПб в борьбе с искривлениями партийной линии, где говорится в пунктах 4 и 5» Проверить списки раскулаченных и лишенных избирательных прав и немедля исправить допущенные ошибки в отношении середняка, красных партизан и членов их семейств, сельских учителей, красноармейцев и краснофлотцев. Руководствуясь правилом недопущения в колхозы кулаков и других лиц, лишенных избирательных прав, допускать изъятия из этого правила членов тех семейств, в состав которых входят преданные советской власти.»
И вот т. Председатель ЦИК М.И. Калинин именем красного пограничника прошу рассмотреть мое заявление.
Верно ли меня и мою семью выбросили из колхоза. Все колхозники жалеют, что самых лучших трудяг выбросили из колхоза в весеннюю посевную компанию. А ведь сколько могли бы сделать полезного для колхоза. В 1930 году я приезжал в отпуск, мой отец был полеводом и делал все хорошо. Все убрали вовремя. А вот нонче конопля 20000 снопов лежит еще в реке и некому ее обрабатывать, народу не хватает,, а моя мать безграмотная, никуда ее на работу не берут, а дома делать нечего, все, что было, все забрали в колхоз
Международная свора вооружается до зубов, готовит интервенцию против Советского Союза, но ведь мы, Красные партизаны, понимаем во имя чьих интересов мы должны бороться, ведь недаром мы принимали Присягу в К.А, и по первому зову обещали защищать пролетарское государство. А здесь , на местах, не разобравшись, в чем дело, бросают нас в лагерь классовых врагов.
И вот Всесоюзный староста и пред. ЦИК М,И, Калинин прошу Вас удовлетворить мою просьбу, чтобы моя семья снова была в колхозе и не брошена на произвол судьбы, а дедушку и бабушку пусть восстановят в правах.
Прим. На днях на мою семью наложили 863рубля и уже описывают на эту сумму имущество и не знаю, куда деваться, семья, старики, дети. У нашего председателя закружилась голова от успехов и не знает, на кого кинуться. А ведь он бросает на произвол судьбы семью красного пограничника
Семья моя живет
Уральская область
Зайковский район
Село ЧЕрнорицкое
Ефим Степанович Федулов (мой отец)
Я живу
Уральская облась
Зайковский район
Село Скородумское
Машино-тракторная станция
Михаил Ефимович Федулов

Для построения социализма требовалось наглухо выбить у крестьянина частный интерес. Сделать это было непросто, так как многовековой уклад землевладельца и пахаря сидел в нем крепко. Основательный грабеж деревни начался «демократическим» налогом самообложения и займа, выпущенным по «требованию рабочего класса и трудового крестьянства»
Апофеозом предколхозной жестокости явилось применение внесудебных репрессий ОГПУ. Секретный циркуляр Наркомюста № 22/СС от 5 марта 1929 года, – усилить меры репрессии в отношении кулаков и других контрреволюционных элементов, ведущих борьбу против мероприятий советской власти.

Дело по раскулачиванию ставилось по-сталински основательно и секретно. «Какая нужда у правительства, – засомневался зауральский крестьянин, – гнать мужика в колхоз? Дать бы лучше возможность объединиться свободно мужикам человек по 5. Снабдили бы машинами и тогда бы мужики обрабатывали землю лучше, чем колхозы». Землю давали еще при царе ,а Столыпинские реформы были на стороне крестьянина , но их загубила Советская власть.
Ведь мои бабушка и дедушка на хуторе Калиновка Зайковского уезда неплохо вели хозяйство в 25-30-х годах.. Себя кормили, государству сдавали и бедняков не обижали. Все сыты были.
Раскулачивание – жуткая страница нашей истории. Местные революционеры уразумели, что загнать крестьянина в колхоз можно только сугубым страхом.
Практика коллективизации отличалась не только жестокостью.
Зимой 1930 года Уральская область превратилась в сплошную бойню скота. Крестьяне, имеющие излишки домашних животных, отправляли их под нож, имущество распродавалось за бесценок. Население из деревень двинулось в города и в отдаленные уголки России в намерении спасти свои семьи. Уехали в город и мои родные –Фекла Мордяшева, Анисья Глазычева и Петр Глазычев. Так и остались они навсегда в Свердловске и в свои родные деревни приезжали погостить.
Деревенская экономика Урала и страны полетела в пропасть. В уральской деревне свирепствовало узаконенное беззаконие, грабежи и насилие, выдаваемые за классовую борьбу и революционное обновление жизни. Моя бабушка робко задавала вопросы своему мужу, участнику Германской войны 1914года, : «Филипп, да неужели же все кругом враги?» На что дед отвечал: «Не болтай много. И у стен есть уши!» Крестьянам надо было спасать своих детей, приходилось приспосабливаться.
При раскулачивании растаскивали и присваивали имущество кулаков не только рядовые колхозники, но и члены сельсоветов, члены ВЛКСМ.
Холодеет душа от чтения газет переломного года: «…Открыть ураганный огонь по левым загибщикам и правым слюнтяям, мешающим социалистической реконструкции сельского хозяйства!» Но были – свидетельствуют документы, – люди для которых совесть всегда оставалась выше суровых обстоятельств…. Но большинство партийного аппарата пребывало в состоянии тихой подлости к мужику и стремилось обмануть историю навсегда.
В сборнике воспоминаний «Годы..События…Судьбы» под редакцией А Билык и В.Князева нахожу интересную статью, которая меня наводит на размышления….
Статья называется «Слово о моем товарище»
Щербаков Иван Павлович 1904гр, сын многосемейного пролетария, рабочего жестянщика.
Иван Павлович с сентября 1920года по 1924г был избран и работал ответственным секретарем Скородумской комсомольской организации и председателем волостного комитета комсомола Ирбитского района Свердловской области.
Тов. Щербаков И.П. был активным помощником волостного комитета партии во всех проводимых мероприятиях по укреплению Советской власти на селе: как-то активизация комитетов бедности и борьбы с засилием кулачества, борьба с дезертирством из армии , лесозаготовок. Товарищ Щербаков организовывал комсомольские ячейки в деревнях волости.
В борьбе с дезертирством из армии сыновей кулачества был активным помощником волостного военного комиссара.
Представительствовал во всех волостных комитетах и комиссиях, в том числе был активным членом волостного комитета по организации бедноты, заместителем председателя волостного комитета по ликвидации неграмотности в волости.
Сидоров Павел Патрикеевич, бывший председатель Скородумского волостного комитета. 1954г.
Из того же сборника цитирую « Очень грустные воспоминания о своем детстве остались у Федора Евлампиевича Мурзина.
19 февраля 1930года мне исполнилось неполных 6 лет. Я не мог понять всего происходящего, но хорошо запомнил, как грабили нашу семью У нас был добротный ухоженный дом с новыми надворными постройками, коровы, телята, овцы, куры. Пришли в дом трое мужчин, один был в форме милиционера. Предложили нам одеться и выйти из дома. А во дворе в это время выгнали всю скотину, птицу сбросили в короб, закрыли пологом и увезли. Забрали все вещи, даже с ног бабушки сняли валенки. Дом забили крестом , а нас оставили без крыши над головой. Отец мой по мобилизации направлен был на лесозаготовки со своей лошадью в г. Надеждинск (Серов). Его там задержали в ссылке как кулака до осени 1933года. А как мы выживали –вспоминать страшно. И только в 1939году смогли купить старенький домик, подремонтировали и стали выращивать овощи в огороде, купили телочку. Отец начал работать плотником в леспромхозе, а мать зарабатывала шитьем»
Думаю, что точно также и поступили с семьей Мурзина Дмитрия Александровича.
В Ирбитском архиве фонд Р-163 в одном из протоколов волостных ревкомов читаю следующее:
Мурзин Дмитрий Александрович 49лет
Мурзина Филония Петровна 59лет
Сын Кротов Василий Андреевия 27л
Кротова Анна Михайловна 28лет
Дети: Михаил 7лет
Николай 4года
Екатерина 3года
Афонасий 6 месяцев.
На основании протокола бедняцкого собрания №3 от 28 января 1930года глава семьи находится на лесозагатовках ( приписано -алапаевских)
Раскулачены и сдано колхозу 1097рублей, по акту изъятия имущества числится 1564рубля.
Привожу акт изъятия имущества. Мурашки идут по коже. Ничего святого не было у тех людей, которые выполняли постановления ревкомов.
Имущество конфисковывали за неуплату обязательных окладов в Райкредит. Опись производил Пономарев Петр Макарович , члены –Фоминцев Афонасий Евгеньевич, и при понятых – Пономарева Гавриила Федоровича и Дымшакова Александра Елизаровича.
1Дом -270р
2Конюшня 15р
3Завозня простенок 19р
4Баня, крытая железом.40р
5 сарай 12р
6ворота новын на четырех столбах 15р
7Сарай от бани 25р
8Амбар пятистенный 42р
9 сарай перед пригоном 27р
10 скотный двор теплый 80р
11 пятистенная старая конюшня 25р
12 ходок на железном ходу 25р
13 телеги на деревянном ходу 2 шт 20р
14плуг 3шт 15р
15 сани кованые 3шт. 15р
16 кашевка 12р
17 приспособление от телеги 5р
18 борона простая2шт 4р
19 борона 1р
20 борона 2р 50 коп
21 жатка новая 125р
22 хомута 3шт 14р


23 седенок 3шт 4р 50коп
24 узда 5шт 4р
25 узда 3шт 4р
26 литовка5шт 4р
27молотилка 5шт 15р
28лопата железная 2шт 10р
29 пш поперечный 2р 50коп
30 плотничный инструмент 10р
31 весы старые с гирями 12р
32 топоры 2шт 1р 20коп
33 кожа 2шт 10р
34овчина овечья 1р 20коп
35 лен-сырец 2шт 20р
36 пшеница 5р
37 полог 2шт 3р
38 семя конопляное 10р
39 кровельное железо 2шт 10р


40 пшеница 60р
41 мука 2р
42 семя льняное 1р
43 полоз к саням 5шт 5р 65коп
44 железо 2р
45 весы маленькие 2р 50коп
46 точило 1р 20 коп
47 корыто 1р 20коп
48 корова красная 25руб
49 корова белая 25р
50 теленок месячный 1р 59 коп
51 овцы 3шт 3р
52 мерин рыжий 80р
53 кобылица гнедая 70р


54 тулуп 2шт 20р
55 овчик длин 4шт 7 р
56 телятина ….5р
57 крытая шуба старая 4р
58 подушки 6 6руб
59 пимычерные10р
60 Пимы крашеные 10р
61 муку 5ф 1р
62часы стенные 1р 50коп
63 черная женская шуба 10р
64 крытый жен полушубок 5р 50коп
65 перина 10р
66щетка бобровая4р
67 одеяло детское 1р 50коп
68детское белье2р 80к
69 наволочки1р 20к
70 …шерстяное 10р
71 юбка 1р 50к
72 юбка шерстяная 1р 50к


73 юбок 6шт 2р 70коп
74 кофт 7шт 2р
75 рубахи 2шт 1р
76 шторы тюлевые6шт 6 руб
76 настольников6шт 6 руб
77труба узор 1р 50коп
78шубный под..1р 50коп
79 шуба суконная13р
80Шуба крытая12р
81шаль7р 50коп
82 половиков 17 полос 9р 50коп
83 подушек 2шт 2р 80
84 ……2шт 1р80к
85 шаль 3р 50к
86 мануфактура 4метра 4р
87 Настольники вязаные 7шт 5р
88 …1р 80к
89 галоши 2р
90 щетка2р 30коп
91 стулья 7шт 3р 50к
92 столы 5шт 6р
93 койка железная 6р 50к
94 зеркало 4р
95…. 5шт 8 р
96 сапоги лакированные 10р
97 Блюда и тарелки 17шт 5р 85к
98 лампа с абажуром 3шт 2р
99 секретер 1р50к
100 чайные чашки 4шт 2р 40к
101 таз 3шт 1р20к
102 фонарь 2р 15к
103 ложки 4шт 1р25к
104 корчаги 4шт 2р 15к
105 кадки 3шт 2р25к
105 сковородки 3 шт 3р 25к
106 самовар 13р
107 карто…6шт 3р
108 цветы 5 шт 1р 30
109 печка железная 1р 50к
110 умывальник 1 20кр
111ботинки
112 обрезки кожаные 3р 20к
113тужурка 5р
114 ведра 1р10
115 …..
116 дуги
117…
118колоды и корыто
119 бочка водовозная
120….
Всего на сумму 1586рублей.
Изъято все необходимое для жизни и ведения хозяйства, семья из восьми человек. Кровать одна, остальные спали на полатях. И одежда не в избытке, и личные вещи не в избытке. В душе нет негодования, в душе одно чувство – с какой же совестью донашивали те бедняки , которым по дешевке или продавали или раздавали имущество МУрзиных Я уверена, оно не принесло им ни радости, ни решения их бедняцких проблем. Господь был на стороне Дмитрия Александровича и Филонии Петровны. А все беды легли на тех, кто участвовал в этих грабежах и уничтожения работящих людей. Я уверена, что МУрзины и Кротовы и на новом месте в Кондинском районе не пропали и не умерли с голоду, но для них это был большой удар в жизни. Как это все пережила шестидесятилетняя Филония Петровна.! Ее с мужем оставили не только без всего, но и без близких и родных ей людей-сына, невестки и внуков, так как они были сосланы в другом направлении , на север Тюменской области. Господи, я уверена, ты был как всегда справедлив.!









Передо мной еще один документ –анкета.
Мурзин Дмитрий Александрович, Кротов Василий Андреевич -сын неродной. Сын служил в Красной армии в 1920году 7 месяцев.
В 1927 году под пашней было в хозяйстве МУрзина Д.А. 1138с, в 1928году -1069с, в 1929г -1083с. Под посевами в 1927г -720, в 1928г -690, в 1929г-720.
Рабочих лошадей в 1927 г -3, в 1928 -2, в 1929 -2.
Крупного рогатого скота в 1927г 3 коровы, в 1928г-2, в 1929г -3.
Жаток в 1927-не было, в 1928г-1, в 1929г 1жатка.
Платил сельхозналоги: в 1927году -81рубль, в 1928г-170руб., в 1929г-171рубль.
Было ли байкотировано хозяйство?
Было в 1928году. Возвращусь к тому, что у меня было отмечено ранее
. Часть деревенских жителей сделали невольными палачами своих земляков. Лозунги «Объявим войну кулаку!» висели в местах сбора тружеников. Кулаки не допускались в магазины и не имели возможности покупать промтовары. Кулаку не дозволялось молоть зерно на мельнице. «Мы тебя будем бойкотировать», – говорили местные активисты.
Наряду с бойкотом моральным, применялись к кулакам и экономические санкции:
1) отбирали покосы,
2) отказывались принимать скот кулаков в общественное
стадо,
3) переселяли бойкотируемых на худшие земли.
НЕ только объявили войну , но уничтожили под корень.
Попался еще одни интересный документ. Список зайковских и худяковских кулаков.
Список кулацких хозяйств, подписавшихся на 3-й займ индустриализации.
МУрзин Дмитрий Александрович -30рублей.
МУрзин Петр Иванович
Мурзин Марк Николаевич
Мурзин Михаил Васильевич
Пономарев Андрей Давыдович
Мельников Павел Степанович
Мельников Петр Степанович
Упоров Клавдий Павлович
Пономарев Александр Андреевич
МУрзин Евлампий Семенович
Пономарев Николай Никитич
Накаряков Михаил Антонович
Предполагаю, что их и их семьи постигла та же участь, что и пришлось пережить брату моего дедушки Мурзину Дмитрию Александровичу. На них писались характеристики –кляузы. Правда , мне пока не попались кляузы на МУрзина Д.А., а вот с характеристиками на прадедушку моего мужа и его сыновей я ознакомилась


Передо мной лежат документы того периода на прадеда моего мужа Малышкина Луку Павловича и его сыновей






Характеристика на Малышкина Луку Павловича.
Характеристика дана на члена артели «Новая жизнь» Завьяловского сельсовета Малышкина Луку Павловича.
Состоя в колхозе, жил единоличником, колхоз использует для себя, для прикрытия, нес мотря на то, что состоял членом сельсовета и членом правления и заведующим свинофермой. Свиноферма переполучила хлеба. 317кг не возвращает. К работе на ферме относится холодно. Уклоняется от распоряжения правления.
Председатель колхоза –Малышкин, члены правления две подписи и тоже МАлышкины.
25 февраля 1933года.
На следующий день была написана другая характеристика.
Характеристика.
1933года 26 февраля Дана Завьяловским С.с ТАлицкого района на МАлышкина Луку Павловича.
Хозяйство Малышкина середняцкое. Работая членом с.с Малышкин больше всего занимался агитацией против проводимой компании и никакой работы не проявлял.
В то же время был зав. Фермой в сельхоз артели «Новая жизнь»
Также на его ферме большой беспорядок. Вовремя корма не задавались, поэтому был большой падеж поросят.
А также в ноябре месяце в ночное время потеряно три поросенка двух с половиной месяца и никаких мер со стороны Малышкина принято не было. Малышкин вступил в колхоз только сам, жена его в колхоз не вступила. Малышкин уделил внимание единоличному хозяйству, приносил ущерб колхозу.
Подписалось 10 человек и все фамилия Малышкин.
Точно такие же характеристики написаны на сына Гавриилу и внука, а также на родного брата Луки Иосифа.

.
Горем захлебнулась уральская деревня зимой 1930 года. В петлю гнала мужика, вчерашнего кормильца России, советская власть.
Через Тюмень гнали на север ссыльных из других округов и районов Уральской области. По состоянию на 5 марта 1930 года через город было пропущено 16 эшелонов, в коих числилось 8 тысяч подвод, 4424 семьи, 22107 человек.
Местные власти, измученные двумя годами «классовой борьбы», сводили с деревней последние счёты. При не очень придирчивой проверке оказалось, что около четверти запланированных к выселению дворов не подходят под определение «кулацкие хозяйства», проще говоря, являются бедняцкими. В это время многие раскулаченные предлагали посторонним людям на сожительство своих малолетних детей, чтобы спасти их от переезда и зимней тундры.
Север Урала и тогдашнюю Тюменскую область сочли самым подходящим местом для идейного перевоспитания широких кулацких масс. На Урале разместили 40 тысяч таких семей!
И несмотря на то, что в документе указано, что МУрзин Д.А. с Филонией Петровной был переселен в Алпаевский леспромхоз, а семья сына Кротова Василия Андреевича на Надеждинские лесогатовки (Серов), мне посчастливилось узнать обратное. Кротов Василий Андреевич со своей семьей был сослан на север Тюменьской области в Кондинский район. Мое утверждение подтверждают материалы ОБД «Мемориал» о двух погибших из этой семьи,- Василия Андреевича и его сына Николая Васильевича. Они оба были призваны Кондинским РВК Тюменьской области. А вот где отбывал свой незаслуженный срок на склоне лет Дмитрий Александрович и его жена Филония Петровна остается для меня пока загадкой.
Вспоминаются и дорожные муки прародителей. Вот короткая информация из первых рук: «Нас везут по 45 человек в теплушке, на воздух не выпускают, воды не хватает, снегу даже не выпросишь. За что нас бросили в этот темный и смрадный вагон, который хуже тюрьмы…?» Грудные дети, старики, подростки, женщины, – все вместе горе мыкали. Негде было сесть и лечь. Стояли часами, переклички, грубое отношение охранников, ругань, а главное страх от неопределенности….8
Перегон по зимнему тракту Тюмень – Тобольск невозможно было совершить за один сезон, поэтому кулацкий элемент временно расселяли в семьях простых крестьян. Вокруг таких селений, естественно, усиливались милицейские корпусы, снабжавшиеся дополнительно оружием.
. Сотни голодных обмороженных людей, нары в три яруса, костры из икон, простуженный плач детей России…
Некоторые партии каторжан привозили прямо в заснеженный лес, приказывали самоустраиваться. Причем, некоторые из ссыльных не имели ни одежды, ни инструментов, так как все было реквизировано в родном селе.
Из воспоминаний Мурзина Александра Метровича ( Сборник воспоминаий. Годы.. События.. Судьбы под редакцие Билык А и Князева В.)
По воспоминаниям Мурзина Александра Петровича летом 1933 года на хутор Малиновка, где они проживали своей семьей, приехал с проверкой уполномоченный из райкома. То ли он приехал с уже заготовленным заранее списком на раскулачивание, то ли ему что-то не понравилось, то ли ему, кровь из носу, надо было выслужиться перед начальством, но результат его проверки долго не заставил нас ждать. После его отъезда вскоре нашу семью на двух телегах повезли вначале в Зайково, затем в Ирбит, погрузили нас как животный скот, в холодные вагоны и отправили в Сибирь. В Омске нас высадили, погрузили на баржи и еще долго мы плыли по Иртышу. В 70-ти километрах от Омска в лесу нам приказали жить, если так можно сказать. А точнее выживать.К зиме отец вырыл землянку, в которой и зимовали .В последующие годы строили дома, начинали жить с нуля. Организовали колхоз. Мы ребятишки летом занимались сбором грибов и ягод. От непосильной работы и тяжелых условий жизни отец и брат умерли через год. Мы с мамой стали просить председателя, чтобы он нас отпустил домой на Урал в свою Малиновку. В 1938 году моей семье разрешили вернуться домой. Но меня председатель попросил остаться на сезон и поработать бригадиром по сбору грибов и ягод. Через год, в 1939 году я вернулся на свою Родину, в Малиновку Зайковского района. Для всей нашей семьи это были годы не только потерь наших родных, но и годы лишений, испытание голодом и холодом.
Точно такие же испытания , я уверена, пришлось пережить и Мурзину Дмитию Александровичу, родному брату моего дедушки и его семье. Такая же судьба постигла и Фоминцева Андрея Евгеньевича, жителя Большой Кочевки, дальнего родственника Мордяшевых по маминой линии.
О пережитом в дороге и ссылке читаю в воспоминаниях

Ужасы, пережитые покорными и безграмотными деревенскими каторжанами, независимо от того, чахли последние на лесозаготовках или в рудниках, известны только Богу. Одному ему открыты эти невидимые миру слезы…. «Пролился этот поток, всосался в вечную мерзлоту, и даже самые горячие умы о нем не вспомнят. Как если бы русскую совесть он даже и не поранил. А между тем, не было у Сталина (и у нас с вами), преступления тяжелей».

Точно такие же испытания , я уверена, пришлось пережить и и Распоповой –Киршиной, бывшей жительнице Скородума. Привожу ее воспоминания, они наглядно и полно характеризуют судьбу всех раскулаченных семей-переселенцев.
«Много хорошего и плохого было в моем детстве, да все не опишешь. Происходили эти события летом 1929 года, а осенью нас, то-есть моих родителей, дедушку Анфима и бабушку Анисью раскулачили, так как мы жили зажиточно. Дом пятистенный считался хорошим в то время. Была кладовая из красного кирпича, большая, под железной крышей. В эту кладовую на лето ложили всю одежду и разные вещи из дома, берегли от пожара.
Дедушка Анфим Иванович был очень трудолюбивым, работящим и добрым. Его и отца арестовали, отправили в тюрьму города Туринска. А потом пришли люди, человек 5-6, точно не помню. Двое сели за стол. Один диктовал, а второй писал протокол. В доме все растрясли, все описали. Оставили нам только по смене белья, старенькое ватное одеяло, одну подушечку, старый мамин сундучок, икону, которая путешествовала с нами. Она и сейчас у меня, только не в том виде: ранее в ней были мамины венчальные цветы. Их уже давно нет. Все вещи, которые у нас забрали, погрузили на телегу и увезли.

Позднее были торги, все продали, ну и себе, наверное, кое-что забрали. Мама, видимо знала, что придут к нам по таким делам. Договорилась с одной женщиной, чтобы она взяла от мамы кое-что на сохранение. Мама наматывала на меня скатерть или еще что, завязывала. Я шла к тете Поле, а она с меня все снимала, и я возвращалась домой. Так я делала в день по рейсу, по одной вещичке носила. Сколько перенесла - не знаю. Тетя Поля была, вроде, в родстве. Жили они с мужем вдвоем, детей у них не было. Помню, у мамы была шаль пуховая хорошая и тоже туда ушла. Тетю Полю не раскулачили. Они уехали куда-то, и дальнейшая судьба их неизвестна. Мамино добро уехало вместе с ними.
Затем реквизиторы перешли в подпол. Подпол был большой, как комната, со множеством полок. Что там хранилось я точно не помню, только знаю, что масло в горшках было, сахар, мед были. Все, что хранилось в подвале, вытащили. Затем дошла очередь до скота: 3 дойных коровы, нетель, бычок рос для мяса на зиму, 2 или 3 теленка маленьких, три рабочих лошади, одна выездная, жеребчик вороной, которого еще не запрягали, и маленький жеребенок. Совсем недавно лошади трудились - осенью вывозят навоз на поля. Когда погнали со двора скот, Серуха заупрямилась, потому что ее дите осталось в огороде. Я, как всегда, взялась помогать - хотела за ними закрыть ворота.
Дедушка попросил меня выгнать жеребенка, который стоял и рыл копытцем. Я взяла прутик, подошла сзади его и ударила по холке. Он же не долго думал, дал мне сдачи: лягнул меня в правую ногу выше колена. Я с ревом полетела на землю, а жеребеночек побежал к своей мамочке. Когда лошадей выпустили во двор, я сидела и смотрела в окно. Коровы мычали, видимо что-то чувствовали неладное. Выездную лошадь привязали, а рабочие лошади стояли спокойно. А молодой жеребчик все бегал по двору и ржал. Из амбаров и кладовой тоже все выгрузили Все добро увезли и весь скот увели. Остались мы в пустом доме, даже крынки молока не было. Бабушка и мама плакали, а мы с Иваном молчали. Так прошла ночь. Утром бабушка взяла свой узелок и ушла к дочери, Вере Анфимовне Киршиной (это моя крестная, ее семья тоже была выслана вскоре в Ирбит). Позже крестная нам рассказывала, что председатель колхоза запряг молодого жеребчика и гонял на нем по деревне. А жеребчик ведь не был обучен ходить в упряжке, ни как не шел. Председатель его сильно бил и заставил бежать. Бил и приговаривал: «Кулацкая скотина, знай наших!», и, конечно, загнал жеребчика. Он упал, но мужики его выходили, подняли лошадку на
ноги. Потом были торги. Продавали все кулацкое имущество, вывели на продажу и эту полудохлую лошадку – думали, видимо, что она сдохнет. О торгах знали и приезжали даже с других деревень. Один мужичек знал дедушку Анфима и знал, от какого племени этот жеребчик, купил его, выходил. Стал жеребчик хорошим конем. На каком-то празднике были скачки, и этот жеребчик занял первое место. Тогда наш председатель решил вернуть его обратно. Хотел купить, но не тут-то было. Новый хозяин оставил себе.
В октябре или в ноябре предложили нам (это мама, Иван и я) перебраться на новое место жительства. За рекой была небольшая улица. На краю улицы у самой поскотины, где пасли скот, стояла избушка. В ней было всего два окна. Избушка была маленькая, но с русской печью. Ни ворот, ни забора вокруг не было. Вот ее нам и предложили. Правда была рядом небольшая сараюшка, пустая - дров ни полешка не было. Топить нечем. Пришли мы к новому жительству с саночками. На саночках сундучок, а в нем то, что было нам оставлено, да корзинка с двумя бутылками молока, хлебом, выпечкой. Так началась наша новая жизнь. В окнах дыры, в дверях щели – сквознячок раздольно гулял по избушке. Мы не раздевались. Маму все люди знали, все ее жалели и приносили нам тайком, когда стемнеет, кто хлеба, кто дров. Мама печку протопит и мы на печке грелись, спали на ней с мамой. В избе была кровать. Мама отдала Ивану одеяло, и он спал на кровати. Днями Иван дома почти не бывал, где-то пропадал у друзей. Так мы прожили до 16 марта 1930 года, а 17 нам приказали явиться в церковь со своим имуществом. Мы опять поставили сундучок на саночки и пошли-поехали. Добрались до церкви, зашли в нее, занесли сундучок, устроились на нем. У ворот церкви стояла охрана, и за ворота нас больше не выпустили. В церкви было много народу. Все такие как мы, но из разных деревень. Бабушку привезли к нам, не оставили у дочери. Потом пришла комиссия какая-то, врачи. Все раздевались до нижней рубашки, каждая семья по очереди. Подходили к столу на проверку. Спрашивали: «У кого есть деньги и золото, выкладывайте на стол. Если не выложите, то - в тюрьму» Обыскивали. У мамы было 25 рублей, она, конечно, их отдала. У Ивана было золотое кольцо - ему дал дедушка Анфим, когда почуял неладное перед арестом. Иван перед тем, как подойти на обыск, вышел на улицу и отдал кольцо другу через решетку изгороди, которой была обнесена церковь.
За изгородью стояло много народу, провожающих, а кто просто любопытствовал, и там же стоял друг Ивана. Иван попросил кольцо подержать, пока пройдет обыск, а потом, дескать, вернешь обратно. Но друг тот не устоял от соблазна, ведь в то время золото было редкостью, и удрал парень с кольцом. А сколько было шуму в церкви: кто плакал, кто кричал. Плакала одна девушка, которую разлучали с любимым парнем. Она очень просила оставить ее с женихом, но ей не разрешили, она подлежала к высылке с родителями.А парень, видимо, был победнее, его не высылали. 18 марта с утра пришла к церкви моя крестная мама, Вера Анфимовна Киршина. Мы вышли на улицу и попрощались с ней через изгородь. Вера Анфимовна после прощания пошла в роддом в Зайково, за 2 километра от Скородума, и там родила сына, Виктора Павловича Киршина.
Вскоре к церкви подвели лошадей, запряженных в сани. Приказали грузиться. Нам досталась белая лошадка. Поставили в сани свой сундук, 2 мешка сухарей, которые нам выдали на дорогу, и поехали. Эшелон получился большой. Сопровождали нас конвоиры с винтовками, чтобы не убежали. А куда нам было бежать?! Все покорялись мирно. Проехали Зайково, затем Речкалово, это мамина родина. Я хорошо помню: проезжали по улице, где был родной мамин дом. У ворот стоял дедушка Яков Речкалов, мамин отец, а бабушка Матрена Ивановна смотрела в окно. Иван побежал к дедушке попрощаться, но его тут же вернули конвоиры. К вечеру или на другой день приехали в город Туринск. Здесь к нам присоединились дедушка и отец, их выпустили. Всех их было много, ведь из каждой семьи были арестованные.
Днем эшелон двигался, а ночью стоял. Спали, кто как мог. Женщины с детьми в санях, подростки бегали - стоять и сидеть холодно. Мужчины собирались кучками, кто с кем и о чем-то вели разговоры. Чуть рассветало, ехали дальше. Ехали сибирским трактом. Не знаю, сколько проехали, доехали до большого волока. Волоком называется большое расстояние, где нет деревень, а все лес и лес. Через волок ехали три дня. Поздно вечером останавливались на ночь. На остановках был большой барак. В нем стояли широкий и длинный дощатый стол и одна печка. Освещался барак керосиновой лампой, которая светила еле-еле. Мужчины рубили дрова и топили эту печку. В зшелоне были семьи с маленькими детьми, которым нужно было тепло, чтобы перепеленать, обсушиться. Дети побольше, такие как я, заходили погреться на время. В бараке было очень тесно. Постою немного и бегу к маме в сани. Укроемся одеялом и сидим, дремлем. Первый день ехали вроде спокойно, а на второй день некоторые лошадки стали падать. Ведь давали лошадок самых негожих, как говорится: «На тебе боже, что нам негоже». Днем пригревало, и дорога была плохая. Снег таял, местами были лужи и грязь. Упадет лошадка, ее поднимают мужички, поднимают, а не могут поднять, возьмут и в сторонку оттащат, чтобы дорогу освободить, следующим ехать надо. Вещи тех, у кого пала лошадка, перекладывали к знакомым или к кому попало. Сани тоже оттаскивали в сторону. Так по всей дороге попадались дохлые лошади, а некоторые еще издавали ржание. Жутко было смотреть, люди даже плакали. Ехали, видимо, через болота, потому что были видны вытаявшие кочки, мох, ягоды клюквы. Люди отбегали немного в сторону и собирали клюкву. Я тоже бегала, но разве много наберешь на ходу - от обоза отстанешь, да и есть ее нельзя: она холодная, даже мерзлая. Вечером второго дня приехали к такому же бараку, как в первый. С лошадьми люди мучились, было много ругани и слез. На третий день заехали в деревню. Было еще светло. Я видела как ребятишки лет по 7-10 бегали через улицу босиком по снегу. Наши люди очень удивлялись этому. Тут нас распределили по домам. Хозяева принимали спокойно. Нашу и еще одну семью поселили в один дом. Хозяева чаем напоили. Хотя и без сахара, а все-таки горячий, с сухариками, вкусен был. Ведь до этого сухарики грызли без горяченького. Может у кого-то было что и помимо сухарей. На этой стоянке мы обогрелись и отдохнули. Лошадки тоже наконец хорошо отдохнули. Поутру поехали дальше. Были определены каждой семье конкретные районы. Нас и еще несколько семей назначили в Нахрагинский район, в деревню Чесноки. С нами ехали туда тетя Анна, папина сестра, с мужем, дядей Сергеем Богомоловым. Детей у них не было. Вернее у дяди Сергея была дочь Катя от первой жены и приемный сын Сергей (его маленьким в пеленках подкинули, была там и записка). Как дядя Сережа богато жили, какое хозяйство было - не знаю, а вот дом их хорошо помню. Дом был большой двухэтажный, кирпичный. Мать дяди Сергея жила отдельно, внизу. С ней жили Катя и приемный сын Сережа. Их не выселили, оставили дома. Кроме тети Анны у отца были еще две сестры: тетя Прасковья и тетя Вера. Тетя Прасковья была замужем за дядей Марком Мурзиным. У них семья была большая: Тимофей, Анна, Арсентий и Клавдия. Они ехали вместе с нами. Семья тети Веры, как я уже упоминала, была выслана позже в Ирбит.
Кроме перечисленной близкой родни рядом разделяли нашу участь семьи трех родных братьев Речкаловых. Из Скородума были мы и Богомоловы, Мурзины из Зайково, Речкаловы из деревни Речкалово. Моя мама, в девичестве Речкалова, тоже была родом оттуда, но были ли они в родстве, я не знаю. Ехали с нами и другие семьи, но я не знаю, откуда они.
Жизнь в Западной Сибири.
Продолжение следует.»

Мурзину Дмитию Александровичу, родному брату моего дедушки и его семье , думаю, пришлось пережить то же самое.. Такая же судьба постигла и Фоминцева Андрея Евгеньевича, жителя Большой Кочевки, дальнего родственника Мордяшевых по маминой линии.

Директива Уральской Облпрокуратуры от 23 мая 1933 года свидетельствует, что ссылать крестьян не перестали. Волокиту с фальшивыми документами и протоколами деревенских собраний выбросили на свалку. Все решала Тройка. Так как всех зажиточных кулаков и середняков выселили, то принялись за непокорных колхозников, за тех, кто искал правды и тем самым мешал властям строить прекрасное будущее.
Во вновь созданных колхозах тоже не наблюдалось прогресса. Труженики говорили, что в колхозе много хлеба не заработаешь, так как были научены распределительным опытом коммуны. Бесхозность и государственный грабеж не давали жить трудом в колхозе. Там можно было только воровать, что с успехом и делалось. К середине 1932 года родная страна окончательно загнала мужика в угол, обложила со всех сторон поборами. Вышел он к вещему камню, от которого разбежались три смертельные дороженьки: 1) бежать из колхоза,
2) бежать из деревни,
3) оставаться в колхозе, но по необходимости,
воровать.
Тогда-то и вышел в СССР в свет документ, известный мировой общественности, как «Закон о пяти колосках». Заглянем в его рафинированную жуть: «ЦИК и СНК СССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная и кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны рассматриваться, как враги народа….
…Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение, воровство колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты – расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах – лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.
Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.
(Калинин, Молотов, Енукидзе)».11
Этот булыжник вновь был адресован деревне. Надо было сделать невозможной деревенскую жизнь вне колхоза. Дожимали крестьян терпеливо и методично.
Деревенская простодырость, терпеливость и частые пьянки сделали свое дело в разрушении многовекового уклада крестьян-земледельцев. Народ отучили работать, крестьянство сбили с тысячелетнего трудового ритма истории. Придумали новую идеологию советского человека.
Расстрелами и концлагерями вбивали в нас чувство общенародной собственности. Американцы шутят: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?»
Да потому, что Россия навечно избрала свою нищету Но не будем забывать, что мы – внуки и правнуки России и это вселяет надежду. В нас гены великого народа, живая, не выпадающая из памяти связь поколений. Будем же помнить, любить и сохранять нашу историю! Историю наших семей, наших предков Существовала секретная инструкция ЦИКам и СОВНАПКОМАМ о 2 февраля 1930 года о мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации, которая предполагала конфискацию имущества кулаков, выселение и переселение кулаков. Мурашки идут по коже, как на уровне государственном уничтожали собственный народ, а чиновники на местах были рады стараться выполнить любое постановление ценой крови своих односельчан.
Вся политика была направлена на уничтожение своего народа, работящего, знающего свое дело. Думаю, Господь всегда был на их стороне и воздал им должное на небесах. Упокой Господи всех моих родных и знакомых, переживших эти страшные годы своей жизни. Я со своей стороны рада, что наконец-то докопалась до этих страниц и нашла бесценный для нашей семьи материал. Но работа моя еще продолжится. Я написала запрос, где Кондинский архив Тюменской области должен подтвердить их проживание на территории района. Буду ждать.
29агуста 2013года.
Последний раз редактировалось зинаида 27 авг 2021 10:08, всего редактировалось 3 раз(а).
зинаида
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 12 апр 2010 20:20

Re: ПАмяти жертв политеческих реперессий

Сообщение IVAN » 31 авг 2013 21:33

Зинаида Геннадьевна, спасибо за Ваш труд! Каждый, кто заинтересован в истории, найдет в этой работе много ценого и интересного.
Да, действительно,столько жестокой несправедливости было допущено руководителями нашей страны в те годы, и народ наш, наши же деревенские жители помогали этой несправедливости, усугубляя бедственное положение своих земляков.
Если, спустя 70-80 лет, в каком-нибудь 2090-м году, найдется такой же небезразличный к истории своей семьи, как ВЫ, человек, пороется в архивах, чтобы узнать историю обнищания своего рода. Перед ним откроется такая же трагическая судьба его дедов и бабушек, отличных механизаторов, доярок, земледельцев, передовиков колхозов и совхозов, которые в годы ельцинской революции в одночасье лишились всего: не стало земли, тракторов, пущен под нож высокопродуктивный общественый скот, не стало работы, жизнь потеряла смысл. Сколько разрушилось семей, сколько появилось детей-сирот из-за пьянства и безработицы родителей. Ликвидация колхозов и совхозов - это то же раскулачивание, только общественных хозяйств, велась с такой же жестокостью, с молчаливого согласия, неумения постоять за себя настоящих труженников, с тупым упорством руководителей поскорей все развалить. Только немногие колективные хозяйства сумели сберечь людей,землю, машины и скот. Теперь они доказали преимущество колективных хозяйств перед частными мелкими собственниками. Но вера в справедливость утеряна надолго. Верить в светлое будущее моей родной деревни очень бы хотелось, но как? Если свет в конце туннеля не брезжит. С уважением,АА и ВФ
IVAN
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 02 сен 2012 15:19

Re: ПАмяти жертв политеческих реперессий

Сообщение IVAN » 31 авг 2013 21:42

Будем же помнить, любить и сохранять нашу историю! Историю наших семей, наших предков
IVAN
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 02 сен 2012 15:19

Re: ПАмяти жертв политеческих реперессий

Сообщение зинаида » 01 сен 2013 12:41

Альбина Андреевна и Виталий Федорович, большое спасибо за Ваше внимание к моим скромным изысканиям. Я давно к этому шла, только в неправильном направлении. Делала запросы в ФСБ в Москву, в УВД г. Екатеринбурга, но материалы лежали совсем рядом, в Ирбите. Я очень благодарна работникам Ирбитского архива за помощь, оказанную мне в работе.
Да, Альбина АНдреевна и Виктор Федорович, я согласна с Вами, что 90-е годы для наших правнуков тоже будут объектом изучения. Мне тоже грустно смотреть, как по всей стране загубили колхозы и совхозы, да и частное хозяйство тоже. У нас на Кубани, когда мы приехали в 1992году было большое стадо коров в личном пользовании. Сейчас один мужчина ездит на велосипеде и развозит настоящее коровье молоко по заказу. А свиней по указу Ткачева, нашего губернатора, не только уничтожили у частников, но и запретили держать Мы покупаем свинину, которая идет из ТУрции. ВОт такая грустная картина . С уважением к Вам З.Г.
зинаида
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 12 апр 2010 20:20

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение IVAN » 01 сен 2013 21:15

мы уже не в силах что-то изменить к лучшему, очень многих сегодняшний день жизни в Зайково устраивает, как в песне "но зато бананы есть!" :R
IVAN
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 02 сен 2012 15:19

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение владимир » 20 сен 2013 15:58

Добрый день, Зинаида! С большим интересом и волнением прочитал Вашу статью. Особенно впечатлило письмо Калинину М.И. пограничника Федулова Михаила Ефимовича(с.Скородумкое) и Акт изъятия имущества у семьи Мурзина Дмитрия Александровича, возмущению нет предела. Такая же участь постигла и семью моего прадеда. В поисках информации практически прошёл тот же путь, как и Вы. Обращался в МВД, ФСБ…..ответ один и тот же: «Делайте запрос по месту ссылки». Кто бы ещё знал, где и в каких краях они отбывали ссылку, эта тема в семье всегда была под запретом. Иногда прабабушка начинала рассказывать о тех страшных временах, но её тут же прерывала бабушка и говорила, чтобы не слушали её бредни т.к. у неё якобы старческий маразм. Повзрослев начинаешь понимать, что никакого маразма у человека не было, а люди жившие, рядом с ней просто продолжали жить в страхе.
Вот так до последнего времени(20.08.2013) все были уверены, что прадед был раскулачен, а подтверждений этому не было. Документы подтверждающие, этот факт из биографии моих предков оказались совсем рядом – в Государственном архиве г. Ирбита. Первый документ - это Заявление моего прадеда Родионова Сергея Алексеевича в Окружной Исполком Ирбитского Округа о незаконном раскулачивании его семьи. Ниже привожу текст заявления, написанный прадедом зелёными чернилами на трёх листах в клеточку, без исправлений и изменений.

1930г. Марта 29 дня
в Комиссию по роскулачиванью
Окр Исполкома
Ирбитскаго Округа

Кириловского
С/совета
деревни Чусовской
Родионов
Сергей
Алексеевич

Заявленье

Я Родионов вступаю ходатальство пред высшим органом Комиссии в том читая незаконо раскулачиванье моего хозяйства и назначение к выселению моего семейства из уралской области, так что я имел толко сельское хозяйство и не имея при ним никакой торговли и несплатировал чужим трудом при хозяйстве и по декрету Казеты товаричя Сталина читая проведение Чусовского обще гражданского собрания под угрозой уполномоченаго от райисполкома товаричем А......, были вынуждены граждане нашего общества раскулачить моё хозяйство и назначить миня выселению по постановлению протокола за №140м участвуючих граждан на общеграж. собрании 149чел. 24 февраля 1930г. И некаких причин вины на меня неуказаных толко что признавали как кулака, лишь при хозяйстве 1на рабочая лошадь и один подросток и одна дойная корова. Семьи при хозяйстве 7 человек, трудоспособных по хозяйству 1а жена. Сам читаясь авалит с руско керманской Конпонии с комисии врачей 1917г.
(Здесь он пытается объяснить, что он участник Первой мировой войны, имеет ранение и комиссован по инвалидности в 1917году). Посева хлебных колтур 1928_ и1929м сеяно по5 дисятин но при хозяйстве имелась ветряная мельниса и за это признато хозяйство куласким. Но размол ветрянки толка для своего хозяйства но уплата горсевова збора уплачивал государсво как спротчих фабричных мельниц и поэтому читаю незаконо признато моё хозяйство куласким.
В чём и расписуюс РОДИОНОВ

(ГКУСО «Государственный архив в г.Ирбите». ф. Р-463, оп.3, д.14, листы 58-59.)

На заявлении имеется резолюция, написанная карандашом: « Раскулачен. Восстановить. Имущество вернуть». Большое спасибо этому человеку, принявшему это справедливое решение. Надеюсь, что тучи 37-го прошли мимо и он не был репрессирован, как контрреволюционер и пособник кулачеству. Восхищаюсь настойчивостью, мудростью и верой в справедливость моего прадеда. На односельчан, принявшим под угрозой решение о раскулачивании его семьи, обиды не было. Казалось, что справедливость восторжествовала. Но, к сожалению, такое положение дел не устраивало ОГПУ.
Второй документ - это Список кулаков проживающих в Ирбитском районе в 1930г. Точной даты нет, но по-видимому список составлен в конце года, т.к. есть Протокол заседания Президиума Ирбитского РИКа №19 от 25.08.1930г. «О наложении штрафа за укрытие источников дохода в 5-кратном размере на гражданина Кирилловского с/с Родионова С.А.»(ГКУСО «Государственный архив Свердловской области». ф. Р-88, оп.1, д.27374, л.91.)

Список кулаков проживающих в Ирбитском районе на 1930г.

СЕКРЕТНО

Ирбитский район,
дер.Чусовая,
Кирилловског с/сов.

№86

Родионов Сергей Алексеев.

До революции всей земли 8 дес., посевной 6, рогатого скота 3, лошадей 3, мелкого скота 12, ветряная мельница, строений на 600 рублей.
После революции всей земли 9 дес., посевной 7дес., рогатого скота 2, лошадей 2, мелкого скота 6, строение и остальное имущество на сумму 1000 рублей.
У белых не был.
Ведёт агитацию против Соввласти, был байкотирован за несдачу хлеба, подвергнут штрафу в 5-кратном размере, отбыл хлебом, штрафу не подвергнут, среди кулачества пользуется авторитетом.

(ГКУСО «Государственный архив в г.Ирбите». ф. Р-463, оп.4, д.1, листы 41-42.)

Как дальше события складывались, можно судить по рассказам очевидцев того времени. Каким-то образом информация о том, что в деревню должны нагрянуть сотрудники ОГПУ стала известна одному из жителей, бывшему батраку Субботину Павлу Степановичу. Он в свою очередь успел об этом предупредить Родионова С.А. Надо сказать,что односельчане в Чусовлянах жили дружно, тем более Павел Степанович был в родстве с Родионовыми. Прадед не стал испытывать судьбу. Запряг лошадь, погрузил в телегу самое необходимое имущество и убыл в неизвестном направлении. Восьмидесятилетних родителей и детей своих пристроил у родственников и близких знакомых в Ирбите. В 1940-м году они с женой Ульяной Андреевной вернулись и поселились у старшей дочери Анны Сергеевны в д.Давыдково Скородумского с/с. После этого они встречались с Субботиным П.С. и при встрече рассказал ему, что все эти десять лет проживали в Кондинском районе (север Тюменской обл.) Эту историю мне поведала внучка Павла Степановича Субботина Ирина Викторовна сотрудница Ирбитского Архива, за что ей очень благодарен.
Есть ещё третий документ на Родионова Петра Сергеевича (сын Сергея Алексеевича).

Список кулаков проживающих в городе Ирбите на 23.10.1934г.

СЕКРЕТНО

№18

Родионов Пётр Сергеевич
Кирилловский с/с
адрес: г.Ирбит ул.Красная(Елизарьевых), 63.
Сын кулака

(ГКУСО «Государственный архив в г.Ирбите». ф. Р-423, оп.1, д.211, листы 82-82(об).)

По всей видимости в ОГПУ стало известно, что в Ирбите проживает сын кулака и был у них на заметке, как неблагонадёжный. К счастью его не тронули. В тот год ему исполнилось 23 года. После он смог создать семью. Родились два сына и дочь(моя мама). С началом Великой Отечественной войны он встал с оружием в руках на защиту своей страны, участвовал ожесточённых боях в составе 153 стрелковой дивизии под Витебском и Смоленском, а в октябре 1941г. сложил свою голову на Синявинских высотах под Ленинградом. Младшая сестра его Галина Сергеевна так же участник Отечественной войны, а мать Ульяна Андреевна во время войны проработала в военном госпитале в Свердловске. Вот так не смотря на все невзгоды, которые преподнесла судьба, люди продолжали любить свою Родину.
Последний раз редактировалось владимир 21 сен 2013 16:20, всего редактировалось 1 раз.
С Уважением, Владимир.
владимир
Вервитчанин
 
Сообщений: 139
Зарегистрирован: 23 дек 2011 23:26
Откуда: Екатеринбург

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение зинаида » 20 сен 2013 19:47

Владимир, Здравствуйте. Да, трудная выпала судьба нашим предкам. Моего дедушку тоже предупредил председатель райисполкома посоветовал ему в Калиновке создать колхоз из единоличников. Это его спасло от раскулачивания. ( это осталось в моей памяти от рассказов бабушки) А второй мой дед житель Б.Кочевки перед войной отбывал в трудармии. Одним словом, гнобили работящего мужика, не давали жить ему по-человечески.
А более всего меня поразили характеристики, которые писались на этих людей. там же в архиве г. Ирбита я нашла характеристики на прадеда моего мужа и его братьев МАлышкиных. Привожу их в качестве примера
Малышкины.
Характеристика
Дана на члена артели «Новая жизнь» Завьяловского с.с. на Малышкина Гавриила Лукича.
Халатно относился к работе. Получил аванса 265кг. Не возвращает.. Выступал против создания фонда фуража для скота. Жена его, дочь контрреволюционера, агитпропаганду против колхоза. Во время уборочной компании агитировала против хлебозаготовок и засыпки семян. Имеет связь с чуждыми элементами –кулачеством. Систематически не выходит на работу, разгильдяйствует.
Председатель колхоза:
Члены комиссии:
25 февраля 1933г

Характеристика
1933года 26 февраля
Дана Завьяловским с.с Талицкого района на Малышкина Гавриила Лукича.
Хозяйство Малышкина Г.Л. до революции середняцкое.. После 1929года вступил в коммуну. Во время расхода коммуны Малышкин первый ушел из коммуны и присвоил себе коммунальное имущество.
В 1931году Малышкин Г, Л. Работал председателем сельсовета, работу вел скверно, политику партии не выполнял. Вел связь с кулаками. Как-то с Кузнецовым Иваном Вячеславовичем и Кузнецовым Федором Вячеславовичем.
За невыполнеие политических постановлений и за связь с кулаками был снят с работы и осужден. Отбывал принудительные работы. Один год работал в колхозе. Работая в колхозе, Малышкин относился к работе рвачески, систематически прогуливал, агитировал против колхозного хозяйства. Его жена Малышкина Кристина Васильевна, дочь заядлого контрреволюционера, участвовавшего в 1918году в расстреле коммунистов. Малышнины ведут разгильдяйство против колхозной работы по засыпке семян. Малышкин Г систематически прогуливает, не выходит на работу. Брат Малышкина Иосиф Лукич работал кладовщиком в колхозе, относился к работе халатно, растранжировал колхозное имущество. На рынке продавал муку, растратил деньги, когда был казначеем 550рублей, за что был осужден на пять лет. За все вышеизложенное Малышкин Гавриила Лукич из колхоза исключен.
Члены комиссии.: Иса Малышкин и т.д.

1933г 26 февраля дана Завьяловским сельским советом Талицкого района на
Малышкина Максима Гавриловича.
Хозяйство до революции середняцкое..
Малышкин М.Г работал в колхозе, систематически занимался агитацией против всех проводимых компаний. Был членом комиссии госкредитов и никакой работы не проводил.
Активно выступал против засыпки семян. Отец его Малышкин Гавриил Лукич судился за связь с кулачеством. Отец его, работая председателем сельсовета, отбывал одни год принудительных работ. Дядя Его Малышкин Иосиф Лукич отбывал 5 лет за хищение колхозного хлеба, торговал на рынке и растратил денег на сумму 550рублей. Иосиф Лукич ведет связь с дядьями Кузнецовым Федором Васильевичем и Иваном Васильевичем.
Работая на колхозной работе, Малышкин М.Г , относился рвачески.
Члены комиссии: Малышкин
Малышкин
Малышкин и тд.

Я очень благодарна работникам ИРбитского архива, в том числе и Ирине Викторовне, за помощь, которую они оказывали мне в работе. Спасибо Вам за отклик. С уваж. к Вам Зинаида.
зинаида
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 12 апр 2010 20:20

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение IVAN » 01 окт 2013 21:05

мы все прочитали, вы- молодцы Владимир и Зинаида Геннадьевна! Пусть Ваша поисково-исследовательская деятельность послужит примером для молодых. Но сегодня поражает "ПОФИГИЗМ" многих, как будьто жить собираются вечно и им ничего не интересно из событий, которые пережили их родные или близкие люди. все смотрят телевизор и обсуждают увиденное, не зря его зовут ЗОМБИЯЩИКОМ.Опубликуйте свои изыскания,пусть хоть малым тиражом.Мы бы с удовольствием использовали Ваши материалы, но... Успехов ВАМ и здоровья,с уважением АА и ВФ
IVAN
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 02 сен 2012 15:19

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение зинаида » 03 окт 2013 11:35

Альбина Андреевна и Виктор Федорович, спасибо, что Вы наши единомышленники. Опубликовать? Нужны спонсоры. Дети не состоянии спонсировать, мы живем на пенсию. Спасибо, что есть форум, где можно разместить и поделиться найденным. Уже это одно радует. Честно говоря, Альбина Андреевна, я такой задачи перед собой и не ставлю. Мне главное -найти и поделиться. Спасибо ВАм с Виктором Федоровичем, Владимиру, Нине, администратору форума. Нас уже много.
зинаида
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 12 апр 2010 20:20

Re: ПАмяти жертв политических репрессий

Сообщение зинаида » 03 окт 2013 12:08

"Но сегодня поражает "ПОФИГИЗМ" многих, как будто жить собираются вечно и им ничего не интересно из событий, которые пережили их родные или близкие люди. все смотрят телевизор и обсуждают увиденное, не зря его зовут ЗОМБИЯЩИКОМ."
Альбина Андреевна , понравилось мнение родоведа -генеалога Михаила Елькина.
Я думаю, что люди приходят в генеалогию самые разные, и сам характер генеалогической работы немного меняет любого человека, делает его чуть более открытым для общения, чуть более готовым к взаимопониманию, чуть более внимательным к словам и поступкам, чуть более ответственным за себя и своих близких. И если в каждой семье появится человек, увлеченный историей своего рода, то все семьи окажутся связанными родственными узами, меньше станет одиноких и ненужных никому, обиженных, озлобленных. Изменится весь народ. Видимо, человек, занимающийся генеалогией в нашей стране и в наше время, - это своеобразный мессия, одной из черт характера которого является (естественно, в той или иной степени) доброжелательность!

Михаил Елькин, УИРО[quote]
зинаида
Вервитчанин
 
Сообщений: 92
Зарегистрирован: 12 апр 2010 20:20

След.

Вернуться в Зайково

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron